Психологическая и социальная ценность Красоты

Интервью с профессором Антонино Джорджи, клиническим психологом и психотерапевтом.

Поиск вечной молодости — это факт, что заключает человека в кажущуюся эстетическую прочность. Нынешнее разделение между ожиданиями потребителей и предложением косметических продуктов и услуг закрепляет эту теорию и, кажется, призвана возрастать: культура продуктов и услуг, которая никогда не была зафиксирована в прошлом и которая порождает новые способы покупки, распространяется среди потребителей, поэтому компании и операторы косметических продуктов и услуг все больше и больше борются за понимание реальных потребностей потребителей.

 

Спрос, а точнее потребность в понимании, компетентности, качестве и инновациях по отношению к косметическим компаниям рождается и растет у потребителей.

 

Салон красоты остался, пожалуй, одним из последних мест в мире, где люди могут найти защищенное пространство для интимного родственного обмена. Но откуда эта ситуация? Как в наши дни воспринимается собственное тело и красота? И каковы личные и социальные факторы, вызывающие потребность в большей эстетической реакции со стороны людей?

 

Я говорил об этом с профессором Антонино Джорджи, психологом и психотерапевтом, с которым я сотрудничаю уже несколько лет.

 

 

ГА: Доктор Гиорги, в современном обществе как человек живет своим телом и что изменилось по сравнению с тем, что было несколько десятилетий назад, до появления социальных сетей?

AG: Сегодня в тело вкладывается фундаментальное и растущее значение: социальные сети, реклама, средства массовой информации — все это способствует созданию идеального образа тела, красивого и неизменного с течением времени.

 

Тело в современной культуре утратило глубокое чувство близости с самим собой, которое должно было быть сведено к простому персонажу на сцене в поисках автора. То, что вы ищете это идеальное тело, которое вы можете показать другим, так что вы можете быть «адекватными» и соответствовать тем моделям, которые вы должны следовать, чтобы остаться в конкуренции с другими. Цитирую К. Фрейзер в фильме «Переделка телевидения: реалия переделана (2007)», нужно уметь «купить» желаемое изображение. Главное, чтобы иметь возможность превратить себя в идеал, который вы имеете в виду.

 

ГА: Насколько одержимость идеалом тела обусловила эстетический выбор людей и каковы психологические риски, которым можно подвергаться?

AG: Об этом Д’Д’Абрастино и Росси Монти (2016) приводят два интересных примера, оба из которых появились на американском ток-шоу несколько лет назад: Валерия Лукьянова, украинка, и Джастин Джедлица, американец, оба сейчас им за 40. Их желанием всегда было «походить» как можно больше на Барби и Кена, кукол Mattel, пока в один прекрасный день они не решили «стать» по-настоящему Барби и Кеном.

 

Они называют их живыми куклами, а между ними Джастин, кажется, «выигрывает» по количеству проведенных эстетических операций: 140 заявленных с 18 лет до сегодняшнего дня на общую сумму более 150 тысяч долларов. Среди них: несколько операций на носу, реконструкция лобных костей черепа и имплантатов на щеках, губах, ягодицах и подбородке.

 

Обе живые куклы говорили о своем внешнем виде как о продолжении себя и своего творчества. Встретившись, однако, в другом американском телесериале, они словесно атаковали друг друга, критикуя внешность друг друга как слишком искусственную. Эти крайние примеры позволяют понять, как внешность человека конкретно влияет на психику, приводя также к реализации крайнего идеала, не способствуя — во многих случаях — укреплению чувства собственного достоинства, а вместо этого поощряя искаженное восприятие себя и своей внешности.

 

GA: Выбор двух живых кукол, о которых Вы упомянули, чтобы рассказать о своем опыте в контексте ток-шоу, подчеркивает два важных аспекта современного человека: желание, чтобы на него смотрели и чтобы он выступал в качестве проводника и вдохновителя для других, и тот факт, что средства массовой информации играют фундаментальную роль в спонсировании идеала красоты определенного вида. Каковы последствия такого вмешательства средств массовой информации и социальных медиа на средства массовой информации?

AG: Так же, как парадигмы красоты создаются и продвигаются, так и дискомфорт создается у тех, кто не чувствует себя соответствующим этим параметрам, и от этого еще больше будет возникать желание быть в ногу со временем, с модой и с тем, что ему удается сделать «адекватным», даже если всегда в конкуренции. И суд очень суров, наоборот. Однако, перед лицом стандартизации красоты и тела, индивидуальные, исторические и культурные различия суждений Белло все еще живут, с трудом, потому что эстетические модели различных культур и принадлежностей к сообществу различны и специфичны.

 

Если некоторые вещи кажутся красивыми почти каждому и заставляют задуматься о существовании объективной красоты, то можно сказать, что такая красота является результатом ряда переплетающихся психо-социально-антропологических условий и аспектов: за кажущейся объективностью красоты и тела живут переживания людей, связанные с отношениями и идентичностью.

 

Г.А.: В своей профессиональной деятельности я часто имею дело с молодыми людьми, многие из которых еще в школьном возрасте. Как воспитывать красоту в постмодернизме? Как вы считаете, можем ли мы, взрослые и профессионалы в области красоты, играть конкретную роль, направляя молодых людей к тому, чтобы они ценили подлинность красоты?

AG: Воспитание красоты необходимо человеку для того, чтобы он мог лучше распознать себя как существо, наделенное собственной красотой, дающее самому себе хорошее самочувствие. Тот, кто воспитывается в Красоте, способен развивать относительные способности, достойные его личного бытия: он осознает, что объект обладает присущей ему Красотой, которая проистекает из его разделения в Красоте Существа.

 

Давайте подумаем об учителях, которые в своей задаче воспитания к знаниям пытаются поставить учеников в такое положение, чтобы они воспринимали Красоту, которую производит культура. Поэтому, как только мы осознаем благотворное влияние знаний, мы должны, в свою очередь, взять на себя обязательство передать присущую культуре силу, то есть её способность заражать и очаровывать Красотой каждый человеческий дух: только заставив других понять, что культура открывает путь к Красоте, мы сможем обогатиться и не попасть в ловушку того же постмодернистского понимания.

 

GA: «Культура питает и воспитывает к Красоте, которую необходимо искать и находить в каждом уголке нашей жизни». Это, по сути, один из основополагающих пунктов Гуманистической Косметики, которая понимает Культуру как «хорошее самочувствие, равновесие», ценящую свою аутентичность, не гоняющуюся за разъяренными мифами о молодости. А ты как думаешь?

AG: Вечная молодость — это миф, а иногда и всемогущее затруднение, которое человек всегда носил с собой с течением времени. Однако стремление к продлению жизни молодежи, достигнутое сбалансированным и здоровым образом, может стать генератором индивидуального и общественного благосостояния. Очевидно, что это напряжение является причиной притяжения к косметике — средству, способному пролить свет на лучшую часть себя.

 

В целом, мало научной литературы на эту тему свидетельствует о том, что, когда начинают проявляться первые признаки старения, возникают побочные эффекты: снижение самооценки, которое часто навязчиво подталкивает косметическую индустрию к продукту и услуге; рост беспокойства, вызванного снижением самооценки; снижение относительного благополучия, которое порождает настолько сильное недомогание, что может привести к закрытию в себе.

 

В этом смысле я нахожу себя связанным с целями Гуманистической Косметики, то есть разоблачением дистанции между теми, кто ожидает реальных и конкретных результатов от Мироздания Красоты, и теми, кто дает ложные обещания. С другой стороны, спонсировать и продвигать «Пролонгирование молодежи», «Укрепление чувства собственного достоинства», «Снижение тревоги» и «Относительное благополучие». В современной тенденции косметика товаров и услуг спекулирует вместо того, чтобы сосредоточиться на реальных потребностях человека.

 

Г.А.: Как психолог, осознавая то влияние, которое красота и эстетика оказывают на человека, каковы, на Ваш взгляд, должны быть цели косметических компаний?

AG: Целью должно быть создание продуктов и услуг Красота, разработанных вокруг Человека как сложной единицы. Другими словами, миссия заключается в том, чтобы заботиться о биопсихо-социально-духовных характеристиках человека и его контексте принадлежности. Она ставит человека в центр своей деятельности, она намерена создать и поддерживать новый Ренессанс Красоты, как утверждает гуманистическая косметика. В этом видении Косметика похожа на холистическую медицину, а Красота — это опыт Я и Я с Другими, который выходит за пределы тел, который вливает благополучие в человеческую совокупность, которая больше, чем сумма составляющих ее частей. Я уверен, что гуманистическая косметика станет основой этого великого прогресса.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте, как обрабатываются ваши данные комментариев.